Давид Курлянд

Участник обороны города в 1941 году, борец с преступностью, десятки лет прослуживший в правоохранительных органах - он оставил дневник воспоминаний, где рассказал, как боролись с уголовным элементом в послевоенной Одессе. Может быть, этот интереснейший документ и не менее интересная биография его автора остались бы известны только специалистам, если бы не величайшее из всех искусств - кино. Воспоминания Курлянда стали одним из источников, на которых основан мегапопулярный сериал "Ликвидация", а личность самого Давида Михайловича стала прототипом главного героя - грозы уголовников Давида Гоцмана.

Одесский "волкодав"

Давид Курлянд был младшим из трех детей в семье, жившей на Молдаванке. Его отец, строитель-печник, умер в голодные годы Гражданской войны, когда Даве было всего семь лет. Некоторое время он воспитывался в детском доме, пока в Одессу не вернулся старший брат-красноармеец. Время разгула преступности, многочисленных банд и лихих налетчиков вроде Мишки Япончика, которые хозяйничали в городе во время Гражданской войны и после, во времена НЭПа - надолго отложилось в памяти. А детдомовские пацаны знали о мире криминала не понаслышке. Видимо, уже тогда Курлянд решил, что будет бороться с этой чумой, отравляющей жизнь честных горожан. Нужно было помочь трудовым людям сбросить с себя последнее иго - бандитизм.

Поработав несколько лет печником, сапожником, рабочим на фабрике, он попал сперва в ДНД (добровольные дружинники), а затем, по направлению комсомола, пришел работать в Одесский уголовный розыск. За несколько лет Курлянд прошел путь от помощника до старшего опера. Грамотный и толковый, настоящий трудоголик, он дотошно и максимально точно планировал операции, раскрывал самые сложные дела и не допускал проколов. Это только киношный Гоцман может позволить себе быть трошки "безбашенным" и рисковать, идя на взятие банды "один, как броненосец". У него подозреваемые рыла падают на пятую точку, только заслышав: "Всем сидеть, я Гоцман!". Настоящие опера должны были действовать обдуманно и наверняка, понимая, что от них зависят жизни их товарищей и успех всей работы. Курлянд плотно работал с агентурой, внедрявшейся в банды, сам участвовал в операциях, всегда выходил на след и брал преступников. За ум и проницательность, проявляемые на службе, коллеги его называли "профессором по борьбе с бандитизмом", а уголовники - "одесским волкодавом". Такая уж была у несгибаемого опера хватка: если брался за дело - обеспечивал "клиентам" неотвратимость наказания.

В 1941 году, когда пришла война, Давид Курлянд до последнего участвовал в обороне Одессы и был награжден медалью. Уходя из города с советскими войсками, на последнем судне, он еще не знал, что оставшиеся в Одессе мать и сестра с детьми будут расстреляны оккупантами. Во время эвакуации, с 1941 по 1944 год, Курлянд, как опытный сотрудник уголовного розыска, боролся с бандитизмом уже в Узбекистане. А затем, в день освобождения Одессы 10 апреля 1944 года, вернулся в родной город, въехав на танке. И сразу же включился в работу по восстановлению нормальной жизни.


Error
Javascript not activated

Панорама: Одесский двор

Соборная площадь


Error
Javascript not activated

Панорама: Памятник Дюку Ришелье

Постамент и барельефы

Целил словом не хуже, чем из браунинга

Работы для уголовного розыска было много - послевоенную Одессу буквально накрыло волной преступности. Обстановка была катастрофическая. Повсюду царили разруха и нищета, голод, отсутствовало самое необходимое. Дезертиры, бывшие полицаи, которым все равно грозила "вышка" и нечего было терять, просто босяки-беспризорники, не умевшие включиться в мирную жизнь. Все они наводняли город и делали невозможной жизнь простых законопослушных граждан и гражданок. Доступность оружия, краденного советского и трофейного, выработанная за годы войны привычность к насилию делали многочисленные банды еще опаснее. Среди многих других, в Одессе орудовала шайка грабителей под руководством бывшего спортсмена по кличке "Тарзан", на дорогах области колхозников терроризировала банда, разъезжавшая на американских машинах "додж". Была и "Черная кошка", похожая на ту, что гонял по Москве Глеб Жеглов. В темное время суток часто нападали на солдат, офицеров, вернувшихся с фронта, убивали за оружие и продуктовые карточки. Безопасно добраться домой можно было лишь в сопровождении двух автоматчиков. Приходя грабить, могли вырезать целые семьи.

В "Ликвидации" наглядно показано, как с преступностью боролся прибывший в Одессу маршал Жуков - попросту приказав боевым офицерам начать отстрел бандитов. Безусловно, легенда красивая. О том, что происходило на самом деле, рассказывают воспоминания Давида Курлянда, который в те годы был заместителем начальника одесского Угро - а по сути, руководил всеми операциями. Методичное планирование следственных мероприятий, постепенное обезвреживание банд, с помощью дисциплины, неустанной работы сутками без продыху. В милицию пришло много фронтовиков, по улицам ходили вооруженные патрули, и скоро ситуацию переломили. Диверсантов и бандитов потихоньку переловили, а родная Одесса вздохнула спокойнее.

Давид Михайлович пользовался непререкаемым авторитетом у коллег, а уголовники его уважали и боялись одновременно. Матерый вор-рецидивист мог "завязать", если дал слово самому Курлянду. Всегда скромный и доброжелательный, он мог быть и острым на словцо, как положено настоящему одесситу - целил словом не хуже, чем из браунинга. Вспоминают его фразу "Какой дурак будет звонить в обеденный перерыв?"; когда подняли трубку, оказалось, что в тот раз этим дураком оказался Сталин. Правда, не сам "отец народов", а его сын Василий.

Курлянды жили в коммуналке на Соборке, в знаменитом доме Попудова. В квартире все было сделано руками Давида Михайловича, который был отличным хозяином; там всегда были рады гостям. "Одесский волкодав", гроза уголовников, сам ходил по Привозу и "делал базар", а жена Рита готовила вкуснейшую фаршированную рыбу и мидии с рисом. Жили дружно, как было заведено в одесских коммуналках и двориках (и в каждом обязательно была такая же колоритная мадам, как соседка Гоцмана тетя Песя). Выйдя на пенсию, Курлянд еще долго читал лекции в спецшколе МВД, делясь опытом с молодежью. Он был одним из тех, чьими усилиями создан музей истории одесской милиции, собраны тысячи уникальных экспонатов, в том числе в память о товарищах, погибших во время службы. Там же теперь можно увидеть и награды самого Давида Курлянда: орден Красной Звезды, медаль "За оборону Одессы" и табельное оружие-браунинг.

В 2008 году, после грандиозного успеха "Ликвидации", возле здания одесского областного управления МВД был установлен памятник сотрудникам послевоенного уголовного розыска, который иногда называют "памятник Гоцману". Однако черты лица этого бронзового милиционера, протягивающего руку бронзовым голубям, напоминают не киногероя Гоцмана, а его прототипа из жизни. Не менее храброго, но при том доброго, скромного, проницательного, интеллигентного - капитана Давида Михайловича Курлянда. Кто не верит - может посмотреть и убедиться: картина маслом...

"Если Бог дал тебе новый день, то его нужно именно так прожить, чтобы вечером с уверенностью сказать: это был хороший день" (Д.М.Курлянд)

Leave a Reply

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz