Валентин Катаев


            перейти в рубрику
Спасо-преображенский собор
Колоннада
Во время Первой мировой, ушел добровольцем на фронт...
Валентин Катаев, Евгений Петров, Юрий Олеша. Фотографировал Илья Ильф, 1930 год
 Свидетель века, сын Одессы
::: факты
- ученик Ивана Бунина
- Брат Валентина Катаева - писатель Евгений Петров (Катаев)
СВЯЗАННЫЕ МЕСТА: 1) Базарная, 4 - мемориальная доска на доме, где родился Катаев
2) Площадь Веры Холодной - памятник Пете и Гаврику

ЦИТАТЫ: "Роман "Двенадцать стульев", надеюсь, все из вас читали, и я не буду, леди и гамильтоны, его подробно разбирать. Замечу лишь, что все без исключения его персонажи написаны с натуры, со знакомых и друзей, а один даже с меня самого, где я фигурирую под именем инженера, который говорит своей супруге: "Мусик, дай мне гусик" - или что-то подобное. (В.Катаев, "Алмазный мой венец")

Проживший долгую насыщенную жизнь, творивший и наблюдавший во всех подробностях русскую литературу нескольких эпох, от Серебряного века до шестидесятничества и перестройки. Знакомый и друживший со столькими великими, что по списку их имен можно сверяться с учебником литературы. Валентин Катаев оставил множество произведений, разного жанра, в том числе мемуарно-автобиографического. И все лучшее из его творчества посвящено ей - любимой и родной Одессе.



Валентин Петрович Катаев родился 28 января 1897 года, в семье одесского учителя. Отец, Петр Васильевич, окончил Новороссийский университет и преподавал в епархиальном училище. Бородка, старомодное пенсне, ироничный взгляд лучистых глаз - иногда его отца принимали за Чехова, о чем можно узнать из курьезного эпизода автобиографической книги "Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона". Мать была из дворянской семьи, дочь воевавшего на Кавказе генерала Ивана Бачея. Валентин был на 5 лет старше брата Жени, в будущем еще одного знаменитого писателя Евгения Петрова (Петров - псевдоним младшего брата, чтобы не путали со старшим).
Еще в детстве познакомившийся в отцовской библиотеке с лучшими образцами русской литературы, Катаев сразу решил, что непременно станет писателем. Первые произведения были написаны еще в возрасте семи лет; купив за 3 копейки толстую тетрадь, он деловито взялся за создание "собрания сочинений", чтоб было как у боготворимого им Пушкина. Тетрадь быстро заполнялась одами, поэмами, пробными рассказами. Первая публикация состоялась в 1909 году, когда одна из одесских газет напечатала стихи двенадцатилетнего Катаева - конечно же, про осень. Среди учеников своей гимназии юный Валя стал "звездой", а учителя отчитали за то, что не использовал псевдоним.

Оба Катаева, Валентин и Евгений, учились в Пятой мужской гимназии на Новорыбной (Пантелеймоновской), среди питомцев которой были и другие литературные знаменитости - например, Корней Чуковский. Сейчас здание бывшей гимназии занимает корпус Аграрного университета. Первые годы жизни писатель провел в доме на Базарной 4 (об этом напоминает мемориальная доска); затем семья Катаевых переехала на Канатную улицу, напротив Куликова поля. Куликово поле, тогда место шумных народных гуляний (впрочем, как и сейчас), с балаганами, аттракционами и цирком-шапито, описано Катаевым в его самой известной повести, "Белеет парус одинокий".
"За две недели до пасхи биндюжники привезли на Куликово поле лес. Появились плотники, землекопы, десятники. Во всех направлениях по земле протянулись ленты рулеток. Подрядчики со складными желтыми аршинами в наружных карманах зашагали, отмеривая участки. Это началась постройка пасхальных балаганов. Для Пети не было большего удовольствия, чем бродить по Куликову полю среди ящичков с большими гвоздями, топоров, пил, бревен, щепы, гадая, где что будет выстроено. Каждый новый ряд вкопанных столбов, каждая новая канава, каждый обмеренный рулеткой и отмеченный колышками участок тревожили воображение".

Вообще же, вся эта повесть, написанная в 1936 году, насквозь автобиографична. Приключения гимназиста Пети и его друга, босяка Гаврика, во многом списаны с детских переживаний автора. Учительский сын Петя Бачей - это сам Катаев (Бачей, как уже упоминалось, это девичья фамилия матери). Кроме выдуманного эпизода с матросом революционного броненосца "Потемкин", повесть изобилует яркими достоверными описаниями Одессы начала ХХ века. Как скажет Катаев по поводу детских воспоминаний: "Я могу побрёхивать как беллетрист, но в подробностях всегда точен".

Среди таких подлинных подробностей - описание путешествия из Аккермана в Одессу на пароходе "Тургенев"; приближение к городу, обозревая берег, живописные окрестности и пляжи, маршрут, запомнившийся любознательному мальчугану на всю жизнь.
"Тут уже каждый кусочек берега был ему известен до малейших подробностей. Большой Фонтан, Средний Фонтан, Малый Фонтан, высокие обрывистые берега, поросшие дерезой, шиповником, сиренью, боярышником. В воде под берегом - скалы, до половины зеленые от тины, и на этих скалах - рыболовы с бамбуковыми удочками и купальщики. А вот и "Аркадия", ресторан на сваях, раковина для оркестра - издали маленькая, не больше суфлерской будки, - разноцветные зонтики, скатерти, по которым бежит свежий ветер"


Или, например, колоритный портрет торговки с Привоза из рыбного ряда, мадам Стороженко, которой сдает бычков сын рыбака Гаврик.
"Она кричала осипшим голосом: - Мадам, о чем может быть речь? Таких бычков вы нигде не будете иметь! Разве это бычки? Это золото! - Мелочь, - говорила покупательница, презрительно отходя, - нечего жарить. - Мадам, вернитесь! Если эту рыбу вы называете "нечего жарить", то я не знаю, у кого вы будете иметь крупнее!"


иногда эта реклама нам очень нужна :)
.. продолжаем




Своим учителем Катаев считал Ивана Бунина. Влюбленный в его поэзию, юный Катаев приносил Бунину, жившему тогда в Одессе, свои стихи. Большинство из них мастер отвергал, критиковал, но некоторые одобрил. "Мне кажется, вы будете большим писаталем", - такие слова из уст боготворимого Бунина были лучшим вдохновением. Они часто виделись в то предвоенное лето 1914 года; спеша на трамвайчике на дачу Ковалевского, молодой литератор внимательно слушал советы учителя и записывал названия книг, которые тот диктовал. Через 50 лет Катаев напишет лирическую повесть "Трава забвения", посвященную памяти своего учителя Бунина, наряду с Владимиром Маяковским.

Во время первой мировой войны, не окончив гимназию, Валентин ушел добровольцем на фронт. Служил на артиллерийской батарее, получил Георгиевский крест и был произведен в прапорщики. С фронта писал корреспонденции и очерки, о жизни солдат и окопных буднях ("Письма оттуда", "Ильи Муромцы"). Дважды был ранен, лечился в Одесском госпитале. Затем было участие в Гражданской войне; правда, на этот счет существуют разные версии. По одной, официальной советской, писатель сражался в рядах Красной армии. По другой, Георгиевский кавалер Катаев добровольцем ушел к Деникину, у которого дослужился до штабс-капитана; в Одессу вернулся, заболев тифом.

В 1920 году Катаев вместе с братом были арестованы чекистами, по обвинению в белогвардейском заговоре. Якобы существовавший "врангелевский заговор на маяке" должен был подготовить высадку белых в Одессе. Проведя в тюрьме полгода, Катаевы вышли на свободу. После этого, вместе с друзьями Эдуардом Багрицким и Юрием Олешей он работает в ЮгРОСТА (Южном бюро Российского телеграфного агенства), располагавшемся на Пушкинской. Главной задачей молодых авторов было создание яркой агитации за новую революционную власть: текстов к плакатам с крепкими рабочими и жирными буржуями, стихов про Красную армию и Ленина. В 1921 году Катаев вместе с Олешей едет в Харьков, "колесит по дорогам революции". С 1922 года писатель навсегда перебирается в Москву.

Вслед за Катаевым, в столицу перебираются и остальные представители этого блестящего поколения одесситов: Олеша, Багрицкий, Илья Ильф. Своего брата Евгения он устраивает журналистом в газету железнодорожников "Гудок", где и сам пишет фельетоны - и знакомит с Ильфом, положив начало их творческому дуэту. А вскоре и подкидывает собратьям по перу идею про поиск драгоценностей, зашитых в мебельный гарнитур. Сам Катаев был слишком занят, чтобы разрабатывать этот сюжет, так как ждала срочная работа по созданию водевиля для Художественного театра. В итоге, в 1928 году выходит роман Ильфа и Петрова "Двенадцать стульев" с указанием "Посвящается Валентину Петровичу Катаеву". С гонораров за роман автору идеи был обещан золотой портсигар.
Позже все трое станут соавторами пьес "Богатая невеста" и "Под куполом цирка". Последняя в 1936 году стала фильмом "Цирк", где блистала Любовь Орлова, однако авторы пьесы убрали свои имена из титров, из-за расхождения с режиссером Г.Александровым.

Валентин Катаев пережил всех из тех, с кем начинал в Одессе. Эдуард Багрицкий, "птицелов", умер в 1934. Через несколько лет от туберкулеза скончался Ильф, а перед войной был расстрелян Исаак Бабель. Брат Катаева, Евгений Петров, военный кореспондент, погиб в сбитом немецким истребителем самолете. Юрий Олеша, которого называл "ключиком", умер в 1960-м. Из одесситов того прекрасного революционного поколения авторов оставался только Валентин Петрович Катаев, одинокий, как парус, храня воспоминания и продолжая писать. "Белеет парус одинокий" через много лет получил продолжение, в итоге стал тетралогией "Волны Черного моря". Петя и Гаврик выросли и сражались за власть Советов и на фронте. По свежим воспоминаниям Великой Отечественной, Катаев пишет вошедший в обязательную школьную программу "Сын полка". Были и книги "своевременные", прославляющие советскую власть и вождей, за которые его будут называть конформистом и соглашателем. В то же время Катаев в 1950-х - главный редактор журнала "Юность", где публикуют начинающего писателя и диссидента Василия Аксенова. Популярны и сказки Катаева - "Светик-семицветик", "Дудочка и кувшинчик".

В зрелые годы Валентин Петрович увлекся новым направлением, "мовизмом", как он называл - от французского слова "mauvais" - плохой. С характерной для него иронией заявил: "В пору, когда все пишут хорошо, надо попробовать писать плохо", что значило - уйти от гладкого стиля соцреализма. Катаеву нравилась фраза из дневников Льва Толстого "Искусство не терпит сознательности". В таком стиле, всецело повинуясь возникающим образам, плывя по волнам своей памяти, Валентин Петрович написал книгу воспоминаний о детстве "Разбитая жизнь, или Волшебный рог Оберона". А также мемуары о своих друзьях-писателях, "Алмазный мой венец", где зашифровал их под легко узнаваемыми псевдонимами-никами. "Друг" - Илья Ильф, "Брат" - Евгений Петров, "Ключик" - Юрий Олеша, "Конармеец" - Исаак Бабель. И конечно, во всех этих книгах-воспоминаниях важное место занимает Одесса; вплоть до последнего произведения, "Сухой лиман", где рассказывается о военном госпитале на Пироговской.

Лучшая проза Валентина Катаева сочетает в себе богатые традиции классической русской литературы, знание одесского языка, яркую образность, точность в деталях с традиционными для одессита остроумием, иронией, гротеском. Его самые знаменитые герои, Петя и Гаврик, увековечены в бронзе; памятник им стоит в скверике на площади Веры Холодной



Александр Москаленко
alexandr_moskalenko@ukr.net
   
comments powered by HyperComments