Николай Гоголь в Одессе


            перейти в рубрику
фотосинт
панорама
  Часть 1: Господа, к нам едет Гоголь!
::: факты
- возвращаясь из Иерусалима, Гоголь провел несколько недель в одесском Карантине
- прожил в Одессе зиму 1850-1851 годов
СВЯЗАННЫЕ МЕСТА: 1) дом Гоголя (Трощинского) - ул.Гоголя, 11
2) бюст Гоголя в нише над входом в Оперный театр - символизирует комедию

ЦИТАТЫ: "Живу я в Одессе, покуда, слава богу. Общество у меня весьма приятное. Поместился я тоже таким образом, что мне покойно и никто не может мне мешать, в доме родственника моего (А. А. Трощинского), которого, впрочем, самого в Одессе нет, так что мне даже очень просторно и подчас весьма пустынно" (Н.Гоголь, в письме из Одессы)

Как известно, въезд героя "Мертвых душ" Чичикова в губернский город NN не произвел в городе совершенно никакого шума и прошел незамеченным. Зато когда его великий создатель, писатель Николай Васильевич Гоголь въезжал в Одессу 24 октября 1850 года - его здесь давно ждали.

Небольшая красивая бричка, как две капли воды похожая на ту, на какой ездят холостяки и господа средней руки, привезла Гоголя в Южную Пальмиру на зимовку. И в "Одесском вестнике" от 28 октября, в разделе "Заметки и вести", появилось преприятнейшее известие: "На днях в наш город приехал Н.В.Гоголь, который, как говорят, намерен провести здесь зиму". Это были просто именины сердца для всех одесских ценителей литературы.



Его несогревающийся темперамент в последние годы не уживался с холодным климатом Петербурга и Москвы, требовал ехать на юг. Всегда влекла к себе родина души - Италия, где было так хорошо и спокойно работать, в качестве варианта рассматривалась Греция или Константинополь. Однако Гоголь, напряженно работавший над вторым томом "Мертвых душ", задался целью лучше узнать Россию, на этот раз посмотреть на нее не издалека, а вблизи. Изучить не только жизнь столиц, но и проселки, жизнь помещиков и крестьян. Подмечая детали и незначительные подробности, составляющие характеры и портреты людей, собрать в копилку жизни мелочи губернских городов и городишек. Он затеял поездку из Москвы в родное гнездо, поместье Васильевку на Полтавщине, где ждали любимые сестры и боготворящая гениального сына мать, а уже оттуда - в Одессу. Тем самым сдержал и обещание вернуться, которое дал своим одесским друзьям во время первого посещения города, два года назад.

Тогда Гоголь, возвращавшийся из Иерусалима, из паломничества по святым местам, провел в Одессе совсем немного времени, большую часть из которого находился в Карантине, на территории старой крепости (нынешний парк Шевченко). Такой был порядок для возвращающихся из южных стран, где часто свирепствовала холера, а Одесса помнила и страшные последстия чумы. В Карантине Гоголя навещал брат Пушкина, Лев Сергеевич, служивший в одесской портовой таможне. Там они были вынуждены общаться через двойную перегородку, из-за которой слова перебирающего четки Гоголя были слышны хуже, чем шум морских волн; но зато, по выходе из Карантина, в честь автора "Ревизора" был дан праздничный обед в ресторации Цезаря Отона.

иногда эта реклама нам очень нужна :)
.. продолжаем


Второй раз Гоголь добирался в Одессу не по морю, а по суше, однако из-за проливного дождя и утонувших дорог пришлось практически плыть. Быстрой езды, которую какой же русский не любит, не получилось. Писатель был вынужден тащиться целую неделю, придерживая разбухнувшие дверцы брички и расстегиваемый ветром плащ, обозревая вокруг лишь пустынную бесприютность пространств. Лежавшая на ухабистой дороге пыль быстро замесилась в грязь, и птице-тройке лошадей становилось все тяжелее тащить бричку. Одним словом, поездочка оказалась та еще. Хотя обычно именно в дороге Гоголь находил спасение и утешение, успокоение расстроившихся нервов, снова обретал необыкновенную легкость в мыслях. Так было после неудачи начинающего автора с публикацией поэмы "Ганц Кюхельгартен", когда он тайно сжег весь тираж и сбежал в Германию. Так было после успеха "Ревизора" в 1836 году, когда Гоголь не выдержал повышенного внимания к своей персоне и укатил в Италию.



И теперь, в 1850 году, снова было от чего бежать. После грандиозного успеха "Ревизора" и первого тома "Мертвых душ", Гоголь - признанный гений, живой классик, не меньше, чем русский Гомер. Наследник великого Пушкина, с которым был на дружеской ноге и которому обязан идеями обоих произведений. Кумир молодого поколения и властитель дум, у которого учатся. Учеником Гоголя назовет себя Тургенев, "новым Гоголем" объявят автора "Бедных людей" и "Двойника", молодого многообещающего писателя по имени Федор Достоевский. Однако слава и внимание пугали Гоголя, сторонившегося общества и искавшего уединения. Ему казалось, что его неверно понимают, сами создали свой идеал писателя и теперь требуют, чтобы он ему соответствовал. Непонимание усиливается после опубликования в 1846 году "Выбранных мест из переписки с друзьями", где Гоголь уже не смешил сатирой и не пугал чертовщиной, а читал нравоучения, стал христианским проповедником. Влиятельный критик Виссарион Белинский, который еще недавно не уставал хвалить "Мертвые души", теперь назвал Гоголя проповедником кнута, невежества и мракобесия. Его обвинили в предательстве прежних идеалов и безумии. Оправдания Гоголя о том, что это естественный для него путь духовного развития, не были услышаны. Эмоциональная переписка писателя и критика всколыхнула общество, письмо Белинского к Гоголю было запрещено. За чтение этого письма в тайном обществе петрашевцев был арестован и сослан на каторгу Достоевский. Самого Белинского к тому времени уже не было в живых, он умер в 1848 году. За несколько лет до этого, тяжело больной туберкулезом Белинский приезжал в Одессу, которую назвал оригинальным и очаровательным городом - также, как и Гоголь, он надеялся на благотворность теплого морского климата. Сопровождал критика актер Михаил Щепкин, друг Гоголя. О проживании Белинского в гостинице "Петербургская" ныне напоминает мемориальная доска на Приморском бульваре, которую можно обнаружить за Дюком.

Кроме всех прочих осложнений, Гоголя в то время постигло серьезное разочарование на личном фронте. Сторонившийся женщин большую часть жизни, он вдруг надумал сделать предложение Анне Виельгорской, с которой вел переписку, младшей дочери в знатной петербургской семье. Считается, что Анна вдохновила писателя на образ Улиньки из "Мертвых душ": "Это было что-то живое, как сама жизнь. Она была миловидней, чем красавица; лучше, чем умна; стройней, воздушней классической женщины" Однако, намекнув на такое решение родственнику семьи Виельгорских, Гоголь получил категорический ответ о невозможности подобного брака. Слишком велика была разница в возрасте и положении в обществе. Этот странный нелюдимый писатель из бедного провинциального дворянства, у которого финансы пели романсы, мог быть только духовным наставником, но никак не женихом. Впрочем, и сам Гоголь, и его друзья не раз говорили, что настоящим его призванием было монашество. Колеся по России, писатель, становившийся все более религиозным, обязательно заезжал в монастыри и молился. Проездом на юг, он со своим другом, украинским ученым М.Максимовичем, посетил монастырь Оптина Пустынь, умиленный благодатью, которая на него там снизошла.



В Одессе Николай Васильевич остановился в доме своего дальнего родственника, генерал-майора Андрея Андреевича Трощинского, на улице Надеждинской 11. Это был племянник и наследник того самого сенатора Трощинского, покровителя семьи Гоголей, для домашнего театра которого писал когда-то пьесы на украинском языке отец Гоголя. Собственно, хозяев дома на тот момент не было в Одессе, так что писатель мог наслаждаться приятностью жить в уединенье, работая в просторном и пустынном доме над продолжением "Мертвых душ". Хотя позволить себе уединенье не позволяли многочисленные одесские друзья. Среди тех, с кем общался в Одессе Гоголь - дипломат и меценат Александр Стурдза, один из учредителей общества истории и древностей Новороссии. Стурзда был основателем Одесской богадельни сердобольных сестер (Стурдзовской богадельни), а также это он натолкнул Жуковского на мысль о выкупе из крепостных талантливого украинского поэта и художника Тараса Шевченко. С Кобзарем состояла в переписке и княжна Варвара Репнина, которой он написал в это время: "Перед Гоголем должно благоговеть, как перед человеком одаренным самым глубоким умом и самою нежною любовью к людям". В доме Репниных в Одессе, у брата Варвары князя Василия Николаевича, Гоголь стал частым гостем: почти каждый день у них обедал, там даже была выделена комната, где он мог работать - стоя за конторкой, как привык. А в домовой часовне Репниных писатель истово молился, на удивление слуг, "по-мужицки" - то есть стоя на коленях и отбивая поклоны, встряхивая длинными волосами. Бывал Гоголь и в гостях у Льва Пушкина, в доме на Греческой 45.

Александр Москаленко
alexandr_moskalenko@ukr.net
   

продолжение
Николай Гоголь в Одессе. Часть 2: "Я остался в Одессе, и этому рад..."
comments powered by HyperComments