Андрей Желябов: Цареубийца


            перейти в рубрику
Колонна в честь Александра II
Александровская колонна
Халтурин
Степан Халтурин
Казнь народовольцев
Казнь народовольцев (Картина Т.Назаренко)
  Часть 2: Охота на царя
::: факты
- один из лидеров революционных террористов-народовольцев
- учился на юридическом факультете Новороссийского университета
СВЯЗАННЫЕ МЕСТА: 1) Одесский (Новороссийский) университет (ул.Дворянская)
ЦИТАТЫ: "Это действительно дельные люди, без мелодраматической позы, простые, деловые, героические" (Карл Маркс о Желябове и других народовольцах)

начало
Андрей Желябов: Цареубийца. Часть 1: Революционные университеты


Среди наиболее радикальных революционеров-"народников" утвердилась идея, что главной их целью должно стать убийство главного врага вольностей и свобод - императора Александра II.

Как наивно верили они, после смерти тирана вся страна обязательно поднимется в едином революционном порыве. Хотя более умеренные товарищи убеждали, что изменится только одно - добавится "палочка": вместо Александра II появится Александр III. Тем не менее, в 1879 году лидеры радикалов, одиннадцать человек, собрались на съезд в Липецке и вынесли "смертный приговор" царю. Среди них был и приехавший из Одессы Андрей Желябов.
Террор они объявили крайним, нежелательным, но необходимым в существующих обстоятельствах методом. "Александр II - наглый представитель узурпации народного самодержавия, главный столп реакции, главный виновник судебных убийств... сотни замученных и тысячи страдальцев вопиют об отмщении", - писали они в листовке. "Народная воля", как называлась новая организация, начала охоту на царя.

Подкоп на Пушкинской и чемоданы с динамитом

Александр II до того пережил уже несколько неудачных покушений террористов-одиночек, три раза в него стреляли, но народовольцы подошли к делу более основательно. Было решено использовать динамит, изобретенный Альфредом Нобелем совсем недавно, в 1867 году. Главным техническим специалистом в "Народной воле" был Николай Кибальчич, талантливый изобретатель, автор первого проекта реактивного двигателя. Он же придумал и изготовил метательные бомбы с "гремучим студнем", наиболее мощным взрывным веществом.

Царя решили взорвать на железной дороге, когда он будет возвращаться в столицу из Крыма. Один из маршрутов пролегал через Одессу, поэтому в город приехал Кибальчич и член Исполнительного Комитета "Народной воли" Вера Фигнер. Изображая семейную пару и сняв квартиру на Екатерининской, 66, они проводили там революционные совещания и готовили динамит. В районе села Гниляково под Одессой (нынешнее Дачное) велся подкоп под железнодорожные пути, однако поезд императора поехал по другому маршруту. Другая бомба была заложена в Александровске (Запорожье), там группой террористов руководил Желябов. Под видом купца приобрел участок земли возле железной дороги, рыл подкоп с товарищами и закладывал динамит. Но бомба не взорвалась. Была и третья группа, которая ждала царский поезд возле Москвы. Там динамит сработал, но революционеры перепутали и взорвали поезд со свитой. Тогда обошлось без жертв.

На следующий год император снова отправлялся на отдых в крымскую Ливадию, и снова готовилось покушение в Одессе. На этот раз народовольцы сняли дом на улице Итальянской, 47 (нынешней Пушкинской); открыли бакалейную лавку, из которой рыли подкоп под улицу. Здесь должен был проезжать экипаж Александра II, по пути от вокзала к порту. Рыли подкоп по ночам, а в дневное время лавка, как положено, обслуживала покупателей. Руководила операцией революционерка Софья Перовская, на то время гражданская жена Желябова. Дворянка, дочь бывшего губернатора Петербурга, вдумчивая и убежденная молодая девушка. "Во всем белом миловидном личике ее было много юного простого и напоминающего ребенка", - писала о Перовской ее подруга Фигнер. Высокий статный красавец Желябов и маленькая аристократка Перовская; как сказал другой их соратник: "Она полюбила Желябова всей душой и стала его рабой". (Характеры Желябова и Перовской, а также их отношения, легко узнаются в персонажах "Статского советника" Бориса Акунина - революционерах Грине и Игле)


При подготовке динамита в лавке на Итальянской произошел случайный самоподрыв, одному из народовольцев оторвало несколько пальцев. Но все приготовления и жертвы были напрасны: покушение снова провалилось; пришлось спешно засыпать подкоп и уезжать из Одессы. Тем временем, на одесском вокзале жандармами был замечен подозрительный человек с большим тяжелым чемоданом. Он успел сесть в поезд и был задержан уже в Елисаветграде (нынешнем Кировограде); им оказался народоволец Григорий Гольденберг, перевозивший динамит из Одессы в Москву. Во время допросов в одесском тюремном замке, из Гольденберга хитростью выманивают имена членов организации; поняв, что выдал товарищей, он повесился в камере.
Тем временем, следующий дерзкий теракт готовился в Петербурге, в императорском Зимнем дворце. Под видом столяра туда устроился на работу рабочий Степан Халтурин. В комнату в полуподвале, где жил Халтурин, он несколько месяцев тайно проносил динамит, собрав несколько пудов. Взрыв должен был убить царя в столовой, которая находилась выше, но заряда не хватило, погибли только гвардейцы, находившиеся в караулке. Халтурину удалось бежать. "Степан, голубчик, успокойся, - успокаивал Желябов Халтурина, расстроенного не тем, что погибли невинные люди, а тем, что не погиб царь. - Взрыв в царском логове - первый удар по самодержавию! Твой подвиг будет жить в веках".

Жизнь Халтурина закончится в Одессе. В 1882 году он приехал в Южную Пальмиру организовать убийство прокурора военного суда В.Стрельникова, которого за многочисленные приговоры революционерам в свою очередь приговорили к смерти народовольцы. 18 марта, как обычно после плотного обеда, Стрельников вышел отдохнуть на Николаевский бульвар (нынешний Приморский), где и был застрелен на скамейке студентом Желваковым. Стрелявший бросился бежать по склонам вниз, на Приморскую улицу, где на пролетке ждал его Халтурин. Но оба были схвачены и через несколько дней повешены во дворе одесской тюрьмы.

иногда эта реклама нам очень нужна :)
.. продолжаем

Цареубийство и казнь

Тем временем, полиция и жандармы тоже не бездействуют, и "Народная воля" теряет своих вождей одного за другим. В ноябре 1880 года арестован Александр Михайлов, повешены Квятковский и Пресняков. Пока организация окончательно не разгромлена, Желябов готовит следующее, решающее покушение. Изучая маршруты передвижения императора по столице, решают поставить несколько бомбистов на Екатерининском канале. На пустыре за Невой Кибальчич обучает метальщиков, как обращаться с изобретенным им убийственным оружием. Решают назначить дату на 1 марта.


Но за несколько дней до этого, в квартире на Невском проспекте, где остановился приехавший из Одессы Михаил Тригони, его арестовывают, вместе с пришедшим к нему Желябовым. Посовещавшись, члены "Народной воли" решают идти на дело без своего лидера; руководство терактом берет на себя Перовская. И вот, 1 марта несколько убийц ждут проезда экипажа Александра II. В руках свертки, размером с коробку конфет. Первым кидает бомбу 19-летний студент Рысаков - повреждает карету, но император невредим; тяжело ранены несколько прохожих. Когда Александр выходит к ним - второй террорист, Игнатий Гриневицкий, по кличке "Котик", кидает бомбу ему под ноги. Сам "Котик" погибает; император Александр смертельно ранен. Через час царь умирает... Принятое на экстренном собрании официальное постановление сообщало:
"Совершилось событие неслыханное и ужасающее: русский царь, освободитель народов, пал жертвою шайки злодеев среди многомиллионного, беззаветно преданного ему народа"


Суд над террористами-"первомартовцами" был публичным и скорым. Особо отмечалось прессой, что Желябов, крепостной, освобожденный после реформы царя Александра II, стал организатором его убийства. На суде, во время обвинительной речи, перечисляют случайных жертв теракта и называют революционеров мрачными цареубийцами, а Желябова - "революционным честолюбцем", "вожаком-злодеем". Желябов только усмехается, как усмехался и во время следствия, на что прокурор Н.Муравьев заметил: "Когда люди плачут - желябовы смеются". Единственный из всех, Желябов отказался от защитника и выступил в свою защиту сам. Подсудимый Желябов: "Моя личная задача, цель моей жизни - было служить общему благу. Долгое время я работал для этой цели путем мирным и только затем был вынужден перейти к насилию". В "Московских ведомостях" написали: "Суд над виновниками цареубийства позволяет революционерам засвидетельствовать о своем торжестве, явиться героями-мучениками. Суд не может состязаться в живописи, в поэзии своего рода, которую обнаружили Желябов и Кибальчич". "Это действительно дельные люди, без мелодраматической позы, простые, деловые, героические", - отметил наблюдавший за процессом в прессе Карл Маркс.



Казнь пятерых народовольцев состоялась 3 апреля на Семеновском плацу. А на месте убийства императора Александра II был построен храм Спаса-на-Крови, на средства, собранные по всей империи. Идеи и дела Андрея Желябова и его товарищей-народовольцев стали предтечей более жестокого и масштабного террора, в который мир погрузился в ХХ веке...

Александр Москаленко
alexandr_moskalenko@ukr.net
   
comments powered by HyperComments