Андрей Желябов: Цареубийца


            перейти в рубрику
Колонна в честь Александра II
Колоннада
Александр II
Император Александр II
Новороссийский университет
Новороссийский университет
  Часть 1: Революционные университеты
::: факты
- один из лидеров революционных террористов-народовольцев
- учился на юридическом факультете Новороссийского университета
СВЯЗАННЫЕ МЕСТА: 1) Одесский (Новороссийский) университет (ул.Дворянская)
ЦИТАТЫ: "Революционер - человек обреченный. У него нет ни своих интересов, ни дел, ни чувств, ни привязанностей, ни собственности, ни даже имени. Все в нем поглощено единственным исключительным интересом, единою мыслью, единою страстью - революцией" ("Катехизис революционера")

Интересные с исторической точки зрения сочетания можно обнаружить на карте Одессы.

Вот, к примеру, на Дальних Мельницах улица, носящая имя Строганова - дворянина, военачальника, верноподданного чиновника, которому в бытность Новороссийским генерал-губернатором объявлял признательность царь Александр II. И рядом улица, носящая имя человека, кто в итоге стал организатором убийства этого самого царя - народовольца Андрея Желябова. Видимо, последняя избежала переименования, так как находится далеко не в центре города. Ведь не так давно и улица Гаванная носила имя соратника Желябова, еще одного народовольца и террориста Степана Халтурина.



Вольности, нигилисты и "бесы"

Конечно, Одесса всегда была вольным городом, еще со времен своего основания. Как считали некоторые консервативно настроенные силы Российской империи, даже слишком вольным. Здесь в моде были европейские веяния, тут творили ссыльные поэты-вольнодумцы Пушкин и Мицкевич, с Одессой были связаны многие декабристы. Характерно, что после выступления декабристов царь Николай I именно Одессу назвал "гнездом заговорщиков".

Когда после начала реформ его сына, Александра II, в России появилось новое движение "народников", Одесса снова стала одним из его центров. В портовую Одессу нелегально провозилась запрещенная литература, в шумном торговом городе легче было затеряться и здесь быстрее распространялись свежие крамольные идеи. "Народникам" недостаточно было освобождения крестьян от крепостничества и послаблений в общественной жизни, они требовали больше воли - все и сейчас. Земли для крестьян и воли для всех - "Земля и воля", как будет названа революционная организация впоследствии. Первым делом они стали "ходить в народ" - то есть выезжать в провинцию, общаться с простыми необразованными крестьянами под видом "своих", пытаться привить им свои революционные идеи.

В центре этого движения были студенты, так называемые "недовольные молодые люди" - нигилисты, как стали их называть после выхода популярного тургеневского романа "Отцы и дети". Другой властитель дум той эпохи, Федор Михайлович Достоевский, в свою очередь метко прозвал их "бесами", выпустив одноименную знаковую книгу в 1872 году. Сюжет книги Достоевского был навеян судом над группой революционеров, которой руководил один из ярких представителей таких "бесов", Сергей Нечаев. Именно им написан "Катехизис революцинера", который показывает характер и настрой этих идеалистов, готовых на любые шаги ради своих целей:
"Революционер - человек обреченный. У него нет ни своих интересов, ни дел, ни чувств, ни привязанностей, ни собственности, ни даже имени. Все в нем поглощено единственным исключительным интересом, единою мыслью, единою страстью - революцией. Денно и нощно должна быть у него одна мысль, одна цель - беспощадное разрушение. Стремясь хладнокровно и неутомимо к этой цели, он должен быть всегда готов и сам погибнуть и погубить своими руками все, что мешает ее достижению".

Позже таким же певцом разрушения, революционного террора будет эсер Борис Савинков. Это была "метафизическая концепция бунта", как напишет о них экзистенциалист Камю. "Я бунтую - следовательно, мы существуем".

Революционные университеты

Естественно, группировались эти молодые и недовольные вокруг университетов: создавали кружки и подпольные секции, в которых вели неистовые споры, как поднять Россию на революцию, издавали отчаянные воззвания к народу. Одним из первых среди таких университетов был недавно созданный в Одессе - Новороссийский.

Сюда в 1869 году и приехал поступать 18-летний Андрей Желябов. Выходец из крепостных, он родился в крымском селе недалеко от Феодосии. Крепкий сын крестьянина, он мог на спор поднять пролетку за заднюю ось, остановив лошадь, но также отличался острым умом и упрямством. За хорошие способности Желябова отдали обучаться в гимназию, где он увлекся идеями социалистов; сперва, как все тогда, прочитал запрещенный роман Чернышевского "Что делать?". Поступив на юридический факультет, стал активным участником подпольного студенческого кружка. Недоучившись, исключенный за то, что возглавил студенческие волнения, Желябов был выслан из Одессы, однако через год вернулся. Получив отказ в восстановлении в университете, жил бедно, зарабатывал случайными уроками, и постепенно все больше втягивался в подпольную революционную деятельность. Одно время Андрей Желябов работал репетитором в семье Семена Степановича Яхненко (одесский городской голова 1860-х годов, крупный землевладелец и промышленник). Желябов женился на дочери Яхненко, Ольге, у них родился сын - но ради революции решил бросить даже семью.

иногда эта реклама нам очень нужна :)
.. продолжаем

В 1872 году в Одессу из Петербурга "организовывать молодежь" приехал Феликс Волховский, прирожденный лидер, умевший влиять на умы, и уже опытный революционер, успевший отсидеть в Петропавловской крепости. "Будили" одесскую молодежь с помощью выпуска еженедельника "Вперед!", где публиковали Карла Маркса, Чернышевского и едкие фельетоны, высмеивающие власть. Вокруг Волховского постепенно собирается революционная ячейка, в которую Желябов вступает в 1873 году; всего костяк группы составляло 16 человек. Существовала хорошо налаженная связь с ячейками революционеров в Петербурге, Москве, Киеве, Херсоне и других городах.
Желябов, блестящий оратор и организатор, умело агитирующий студенческую молодежь, скоро стал превосходить прежних лидеров по своей значимости для революционного дела. Позднее Желябов вовлекает в среду одесских подпольщиков своего товарища по Новороссийскому университету, Михаила Тригони. Грек по происхождению, сын богатого помещика, он, в отличие от исключенного Желябова, таки получил диплом юриста и трудился помощником присяжного поверенного при одесском окружном суде, а затем и адвокатом.

От группы Волхонского откололся революционный кружок под руководством Ивана Ковальского, воспитанника Подольской духовной семинарии, также исключенного из Новороссийского университета. Устроив типографию, Ковальский печатает воззвание "Голос честных людей", пишет публицистические материалы в "Одесском вестнике", "Новороссийском телеграфе" и "Отечественных записках". В 1875 году народник Евгений Заславский создает в Одессе первую в Российской империи политическую организацию рабочих - "Южно-российский союз рабочих", за образец устава "Союза" был взят устав 1-го Интернационала. Среди других интересных личностей в одесском революционно-народническом движении - Борис Оржих, сын преуспевающего еврейского адвоката и хозяйки модного магазина. Студент физико-математического факультета Новороссийского университета, он стал революционером под влиянием сестры Софьи, которая уже в 16 лет была ярой социалисткой и зналась со всеми одесскими подпольщиками.



Начало террора

Постепенно, все эти многочисленные организации и подпольные ячейки, сперва только "ходившие в народ" и занимавшиеся агитацией, стали радикализироваться и все больше скатываться к террористическим методам "убеждения". Жестокие меры царских жандармов и агентов всесильного Третьего отделения подливали масла в огонь, и маятник насилия раскачивался все сильнее.
По доносу некоего Тавлеева были арестованы организаторы "Южно-российского союза рабочих", и в 1877 году в Одессе состоялся первый политический процесс по делу рабочих-революционеров. Руководитель "Союза" Заславский был приговорен к каторге и скоро умер от туберкулеза. Самого стукача Тавлеева скоро выследили революционеры. 5 сентября 1876 года его убили в саду возле ресторана "Мартена" (район нынешней "Чумки"), убийцами были дворянин Федор Юрковский и студент юрфака Григорий Попко. Тот же Попко через 2 года в Киеве, на углу Крещатика и Бульварной улицы, смертельно ранит жандармского офицера барона Гейкинга. Сумев бежать и вернуться в Одессу, он будет арестован в одной из пивных и получит бессрочную каторгу.

В январе 1878 года арестовывают участников ячейки Ивана Ковальского. Полиция врывается в одну из одесских конспиративных квартир, и революционеры оказывают вооруженное сопротивление; ранены пятеро агентов полиции и жандармов. В здании Одесского военно-окружного суда на улице Гулевой (нынешняя Льва Толстого) состоялся суд над Ковальским, приговор - смертная казнь. Вокруг здания суда собирается толпа сочувствующих, которую приходится разгонять казакам; из толпы звучат лозунги "Долой палачей! Долой смертную казнь!", звучат выстрелы. Приговор Ковальскому приводится в исполнение на Куликовом поле, 2 августа 1878 года. В ответ на казнь Ковальского, в центре Петербурга еще один революционер, Сергей Кравчинский, убивает шефа жандармов; закалывает его кинжалом на площади, среди бела дня.

продолжение
Андрей Желябов: Цареубийца. Часть 2: Охота на царя


Александр Москаленко
alexandr_moskalenko@ukr.net
   
comments powered by HyperComments