Роман Карцев

Миниатюра про раков ("Большие по пять, маленькие по три") - абсолютный хит юмора из тех еще времен, когда на зрителя воздействовали интонациями, намеками и недосказанностями, а не били в лоб пошлятиной, как современные "тележгуны". Роль председателя домкома Швондера из "Собачьего сердца" - персонажа, чье имя стало нарицательным. Это первое, что вспомнит среднестатистический телезритель при упоминании имени выдающегося артиста эстрады, театра и кино Романа Карцева. Кроме того, в копилке этого мастера слова и жеста - другие характерные роли в кино, а главное, десятки лет выступлений популярного комического дуэта Карцев-Ильченко. Отметив юбилей сценической деятельности, Роман Карцев, любимец публики многих стран, остается образцом характера истинного одессита, доброго, веселого и активного.

"Юмор в Одессе не пропадал никогда"

Роман Карцев (Роман Аншелевич Кац) родился в Одессе 20 мая 1939 года. Отец его, Аншель Зельманович, был профессиональным футболистом, в 1939-41 годах играл нападающим за команду Тирасполя. На одесской Молдаванке его очень уважали, потому что, по легенде, он знавал еще самого Мишку Япончика. Мать, Мария Андреевна, была секретарем парторганизации обувной фабрики. С началом войны отец ушел на фронт, а семья находилась в эвакуации в Омске. Оставшиеся в оккупированной Одессе бабушки и дедушки погибли. После демобилизации отца в 1946 году, семья вернулась в Одессу.
Жили Кацы на Ласточкина (Ланжероновской), прямо напротив Оперного театра. Мальчишки из окрестных домов "тусовались" за театром, во дворике Пале-Рояля: играли на гитарах, били лампочки, а при случае могли и залезть в театр, забравшись по карнизу на балкон. За что перепадала порция воспитательного отцовского ремня. Спустившись к порту по Ласточкина, можно было попасть в Канаву, место, где поджидали сорванцы постарше, с которыми невысокому худенькому мальчишке тоже связываться не стоило. Но все равно, богатые на впечатления улицы послевоенной Одессы пугали и манили живого непоседливого пацана.

Конечно, страстью всех дворовых мальчишек был футбол. Настоящих мячей не было, и играли тряпичными , сделанными из чулок, набитых опилками. Играли с утра и до ночи, во дворах и в парках. Отец Ромы, получивший ранение на фронте, теперь был футбольным судьей, и часто брал сына на стадион. Там еще можно было увидеть легендарного одесского футболиста Александра Злочевского, "Злота". Мальчишки рассказывали друг другу байку, что на ноге у него устрашающая наколка "Левой не бить - смертельный удар", появившаяся якобы после того, как жертвой подобного удара стал турецкий вратарь. Традицией для одесских любителей футбола было сперва подойти на Соборную площадь, где особенно ожесточенно спорили болельщики "СКА" и "Черноморца", и уже оттуда отправиться на Центральный стадион ЧМП. Пройдя по Дерибасовской и не преминув заглянуть в подвальчик "У тети Ути", подогревшись крепленым вином. И после матча до глубокой ночи не стихала полемика, чей форвард больше отбегал и хороший ли человек судья. С активной жестикуляцией, характерной для южного темперамента - но без каких-либо грубых излишеств и хулиганства. Умели же люди спорить и доказывать.

Кроме футбола, страстью было выступать, смешить, разыгрывать сценки. По воспоминаниям артиста, выступать он начал еще в детском саду - с чтения патриотических стихов. Окончив школу в 1956 году, Роман стал работать наладчиком на швейной фабрике "Авангард", а все свободное время посвящал участию в драмкружках - на фабрике и в Доме культуры моряков. Комический талант был сразу замечен, ведь появившись в небольшой роли в самой трагической постановке, молодое дарование легко превращало ее в комедию. В те годы набирал популярности самодеятельный студенческий театр миниатюр (СТЭМ) "Парнас-2" при Одесском институте инженеров морского флота, ведущую роль в котором играли Виктор Ильченко и автор текстов Михаил Жванецкий. Приглашали в "Парнас" и Карцева, но он оставался в Доме культуры моряков, до поры до времени. Пытаясь пробиться на большую сцену, пробовал поступать в московское цирковое училище на эстрадное отделение - не получилось. Пришлось продолжать работать наладчиком 8-го разряда на фабрике и попутно искать случая пробиться к своей мечте.


Error
Javascript not activated

Панорама: вход на Привоз

раки большие и маленькие


Error
Javascript not activated

Панорама: стадион ЧМП

у входа на старый стадион

Такой случай произошел, когда в 1962 году в Одессу на гастроли приехал Аркадий Райкин, который был непререкаемым авторитетом в мире эстрады, почти божеством. Набравшись наглости, молодые артисты пригласили его на "смотрины" своего спектакля, и вскоре Роман получил приглашение в Ленинградский театр миниатюр - перебрался из Южной Пальмиры в Северную. Тогда же Райкин предложил одесситу придумать псевдоним: "Понимаешь, у тебя слишком короткая фамилия, ее не запомнят"
За Карцевым в Ленинград перебираются Виктор Ильченко и чуть позже - Михаил Жванецкий. Полномочный представитель Одессы, как называли Утесова, сказал тогда Райкину в шутку: "Раз у тебя в театре столько одесситов - тебе там делать нечего". Но именно Аркадий Исаакович преподал школу мастерства молодым южным талантам, дал толчок для взлета.

Тогда же родился и комический дуэт, который просуществует тридцать лет. Все началось с миниатюры Жванецкого "Авас" ("Меня зовут Николай Степанович, а вас?"), которую стали репетировать Карцев с Ильченко. Это было идеальное попадание, образы, артисты, автор - было найдено прекрасное сочетание, родилась новая творческая единица. Тонкий юмор, актерская игра, легкий налет абсурда и угадываемый сарказм в отношении советских реалий. Как положено комическому дуэту, обыгрывание взаимоотношений разных по характеру персонажей. Эксцентричность одного и серьезность другого. Невозмутимость против игривого ехидства. Высокий и худой рядом с маленьким и юрким. По тем же канонам работали многие прекрасные комические дуэты, разных стран и времен: Эббот и Костелло, Моркам и Уайз, Фрай и Лори, Штепсель и Тарапунька, Олейников и Стоянов. Эта традиция, идущая еще от Пьеро и Арлекина, сервантесовских Дона Кихота с Санчо Пансой.

В театре их прозывали Малой и Сухой. Конечно, всегда рядом с ними было имя Писателя - неизменного автора текстов Михаила Жванецкого. Миниатюры ставились одна за одной: "Везучий и невезучий", "Склад", "Кто убил кассира", "Теория относительности", "Слова", "Воскресный день", "Настроение"... Безумно сложный жанр, когда артисты короткий миг жизни сценки умудрялись наполнить радостью и печалью, гротеском и комизмом.

В 1969 году Карцев стал лауреатом Всесоюзного конкурса артистов эстрады. Тогда же, после семи лет работы с великим Райкиным, одесситы ушли в свободное плавание - открыли собственный театр миниатюр в Одессе. С 1979 года новый этап - Московский театр миниатюр под руководством Жванецкого.
1970-80-е годы - период, когда дуэт Карцева-Ильченко пользовался огромной популярностью у зрителя. Особенно с появлением передачи "Вокруг смеха". Три программы: "Как пройти на Дерибасовскую", "Встретились и разбежались", "Искренне ваш", несколько сотен миниатюр - все за авторством МихМих Жванецкого. Насыщенная концертная деятельность, непрерывные гастроли, по 30-40 выступлений в месяц... Дуэт двух друзей и прекрасных артистов продолжал существовать до смерти Виктора Ильченко в 1992 году.

В кино Роман Карцев появлялся нечасто, но очень удачно. Небольшие роли у него были в фильмах "Трудный день - понедельник" и "Волшебный голос Джельсомино", но настоящим шедевром стала роль Швондера в экранизации булгаковского "Собачьего сердца". Режиссер Владимир Бортко взял его практически без проб, и не ошибся. Невозмутимый и непроходимо глупый товарищ Швондер, представитель бесконечно уверенного в своей правоте пролетариата, стал одним из таких второстепенных персонажей, которые настолько характерны, что грозят заслонить собой основных. Позже Карцев сыграл также в сериале "Мастер и Маргарита" того же Бортко, а также в нескольких картинах Эльдара Рязанова. В роли настоящего одессита (то есть, фактически самого себя) Романа Карцева можно увидеть в замечательных фильмах "Биндюжник и король" (мюзикл по мотивам Бабеля) и "Улыбка Бога".

Карцев и сейчас продолжает выступать, ездит на гастроли, общается с поклонниками. Играет любимые публикой тексты Жванецкого, пишет сам. Как и его давнего друга, Романа Андреевича Карцева всегда ждут в Одессе, встречают с радостью и любовью - как представителя исчезающего нынче вида настоящего одессита. Хоть и живет давно в Москве, но в родном городе он всегда будет своим.

"Юмор в Одессе я называю разговорным джазом, потому что здесь нужен абсолютный слух: пойдешь налево - юмор угробишь, пойдешь направо - загубишь интонацию" (Роман Карцев)

Leave a Reply

Оставьте первый комментарий!

Notify of
avatar
wpDiscuz